Задача мелодического анализа

Задача мелодического анализа заключается в том, чтобы свести это многообразие к общим принципам. Ведь, несмотря на индивидуальность, своеобразие, неповторимость логики мелодического процесса, осуществление его все же имеет общие закономерности сложного и не до конца изученного феномена — проявления музыкального переживания. Но каковы эти закономерности? Знаем ли мы их? Можем ли их сформулировать? Маттезон: «... Даже выдающиеся мастера, в том числе и самые известные, и самые современные, признают: почти невозможно дать точные правила (речь идет о создании красивой мелодии. — Д. X.), все зависит от вкуса». Мазель: «...

трудности разработки систематического учения о мелодии заключаются в первую очередь не в недостатке накопленных наукой фактических данных (как это часто утверждают), а скорее, наоборот, в их изобилии и разнообразии». Трудности даже возрастают при попытке проникнуть научными методами в мир мелодии, донесенной до нас историей или созданной в наше время. И все же, поскольку музыкальная мысль материализована в мелодическом процессе, мы вполне можем судить о ней по ее объективно выраженной форме, и именно в ней нужно искать разгадку ее влияния на наше чувство, эмоцию, мысль. Мелодия скрывает свои закономерности, словно предпочитает спонтанное ее понимание, непосредственный отклик. Она упорно ускользает из сетей профессионального анализа.

Однако он не повредит ей. Объективный разбор мелодии не уничтожит очарования ее непосредственного воздействия. Он будет лишь стремиться к более глубокому ее осознанию. Разгаданная загадка раскроет новые горизонты художественного переживания.

Не будем же пугаться трудностей мелодического анализа: даже минимальный его результат сулит радость еще более полного музыкального наслаждения. За или против попытки определения мелодии Автор категорически против попытки дать определение в самом начале работы. Ведь если объект исследования — мелодия — уже настолько изучен, что его можно было бы раскрыть одним определением, то и исследование было бы излишним. Мелодия будет рассматриваться как аксиома. Каждый — и музыкант, и любитель — знает, конечно, что выражает это понятие. Маттезон: «В хорошей мелодии должно быть нечто (я не знаю, что именно), что, к слову сказать, всему миру известно». И музыкант, и любитель чувствуют содержание этого понятия, его объем, его границы, имеют представление о его исторической изменчивости, его гибкости и подвижности.

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: