Цель музыки

Поэтому ради существа эмоции, которую музыка в состоянии выразить, как и для совершенства самой музыки, небесполезна формализация и согласование различных современных средств путем их общего соотнесения с обертоновым рядом; давая математический, акустический и исторический критерии, он есть не просто проблема арифметики, теории и педагогики, но та живая сущность, которая порождает музыку. Джон Кейдж Предшественники современной музыки.

Цель музыки Музыка это стимул, который заставляет душу действовать. (Мейстер Экхарт ), и ее действия наполняют каждого миром и любовью.

В особом положении находится и последний звук кантуса фирмуса. После него «звучит» тишина, и слух, возвращаясь к уже прозвучавшему и осознавая в звуке ми завершение мелодической линии, охватывает вместе с этим и движение мелодии в целом, обобщает, оценивает. Гвидо д'Ареццо: «В начале пения ты не знаешь, что последует дальше, однако в конце его видишь, что предшествовало. Последний звук, следовательно, — это тот, который мы должны точнее рассматривать» . Хотя это замечание относится к определению лада с помощью последнего звука, оно имеет и более широкий смысл, а именно: заключительный тон мелодии выполняет обобщающую роль по отношению к целому.

Но Гвидо д'Ареццо недооценивает роль первого тона мелодии; «Когда мы слышим, как кто-то поет первую ноту, мы еще не знаем, какая это тональность (понимай — лад. — Д. X.), потому что нам не известно, следуют ли далее целые тоны, или полутоны, или остальные виды (интервалы)». Прав Асафьев, утверждая: «Итак, первая функция толчка (или отправная точка будущего музыкального движения. — Д. X.) —включение слуха в основной тон (тональную сферу) кузыки, которой предстоит развертываться». Начало мелодии, которое ожидается в воцарившейся тишине предстоящего музыкального восприятия, — момент очень яркий: ведь первые звуки перечеркивают все другие возможности мелодического движения, кроме одной, которая и будет реализована. В сознании существуют десятки слуховых предположений, но именно начальный ход ликвидирует эту неопределенность множественности. И первый, и последний звуки мелодии имеют особо важное значение. Проведенный анализ основывался только на слуховом восприятии и оставлял в стороне зрительные впечатления, связанные с нотной записью. Если же читать нотный текст глазами, то «слышание» будет несколько иным, и хотя звуковой объект один и тот же, пути, по которым он воспринимается, различны. Например, звук фа, занимающий положение поворотного, снова играет активную роль, потому что для изменения направления необходимо большее усилие, чем при поступенном движении в том же направлении. Сознание при этом уже предупреждено нотной записью: глаз опережает внутренний слух. Так же дело обстоит и со звуком ре перед скачком — сознание сможет его осуществить только в том случае, если есть необходимое внутреннее напряжение в момент воспроизведения этого звука. А в звуке соль, в который происходит скачок, напряжение достигнет своей вершины, после которой произойдет спад напряжения. Иначе говоря, в мелодической линии снова разыграются такие же события, те же звуки займут положение наиболее ярких, но на этот раз сознание к ним заранее подготовлено, предупреждено. При слуховом и при зрительном восприятии, при раскрытии истинного смысла наиболее ярких звуков неизбежна двукратность оценки; но если в первом случае это происходит после их звучания, то во втором — до него, заранее. При слуховом восприятии сознание занимает пассивную позицию выжидания неизвестных, только предполагающихся событий, при воспроизведении нотного текста — это активное действие. (Это, в сущности, отражение двух основных позиций сознания: как слушателя — например, в концертном зале, и как исполнителя — на концертной сцене.)

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand:

 wholesale jerseys