Мелодика строгого стиля

Мелодика строгого стиля есть чисто вокальное явление. Но и более поздняя инструментальная мелодика и при создании, и при восприятии преломляется опять-таки через вокальное начало. Мазель: «...

закономерности (инструментальных и вокальных мелодий.— Д. X.), несмотря на ряд специфических отличий, остаются в основе своей теми же самыми». Риман: «Другой фактор большого значения... — продолжающаяся оценка и переоценивание (музыки. — Д. X.), как раз исходят из человеческого голоса (в смысле — из собственного голоса. — Д. X)» (145, 46). Лотце: «Никакое воспоминание тонов или тоновое восприятие не может осуществиться без сопровождения тихим, приглушенным пением или говорением (в смысле сопровождающих рефлексов горла. — Д. X.)». Следовательно, многие выводы, касающиеся мелодики строгого стиля, оказывают влияние и на мелодику более поздних времен.

Для того чтобы доказать это, нужно сравнить мелодические явления различных эпох. Мелодический скачок Значительная часть явлений, связанных с восприятием мелодического скачка, была уже отмечена: природа скачка, как охвата части звукового пространства, заменяющего поступенную последовательность секундовых ходов (он впитывает в себя интонационную энергию поступенности); двукратность восприятия и оценки звука, от которого начинается скачок; противоречие, а затем благоприятное слияние прогноза и реального восприятия благодаря обратному движению после скачка и т. д. Фукс не указывает, как нужно употреблять малые мелодические скачки (терцовый, квартовый, квинтовый). Только при рассмотрении второго вида двухголосного контрапункта (две ноты против одной) говорится, что, «когда два голоса сблизились настолько, что уже неизвестно, куда их нужно вести, и когда не существует никакой возможности для противоположного движения, последнее может быть осуществлено посредством скачка на малую сексту с последующим разрешением, то есть противодвижением, или на октаву». И Фукс приводит следующий пример: Следовательно, большой скачок, по мнению Фукса, используется для того, чтобы голоса отдалились друг от друга: это обеспечит возможность вести их далее в противоположном движении. Голос, который сделал большой скачок, движется затем в обратном направлении. В дальнейшем теория, связанная с мелодическими явлениями, превращает противодвижение после мелодического скачка в правило для мелодики всех последующих эпох. Еппесен считает, что впервые это правило изложено в рукописи двух братьев—композиторов XVI века Джованни Мария и Бернардино Нанини в следующем виде: после квартового, квинтового или октавного скачка вверх должны следовать по возможности один или два секундовых хода вниз.

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: