Сравнение творчества Моцарта и Гайдна

Приведенное с нескольких точек зрения сравнение творчества Моцарта и Гайдна позволяет конкретизировать личный вклад каждого в развитие симфонии, более детально представить себе процесс исторического становления венской классической школы. Моцарт всемерно разрабатывал сферу контрастов и конфликтов, что свидетельствовало о его общей склонности к работе с противоположными началами, проявлявшейся на самых разных уровнях, - будь то драматургия цикла или сонатной формы, жанровые истоки тематизмаили строение фактуры. Она проистекает из мировоззренческой основы художнического видения Моцарта, которую прекрасно сформулировали Г. Аберт и Ж. Сен-Фуа. Моцарт, впитывая все основные достижения современной ему симфонической культуры, синтезирует их в своих поздних симфониях. Но "универсализации" подвергнулись не только стилевые особенности разных школ: композитор обогащает возможности симфонии, насыщая ее множеством иножанровых элементов. "Логический синтез в клавирных сонатах, духовные искания фантазий, новый контрапункт струнных квартетов, чудная многослойность инструментальных аккомпанементов в клавирных концертах, - все эти достижения, кажется, блестяще сконцентрировались в четырех симфониях, где мастер вою мудрость, весь опыт той эпохи как бы заново спрессовал в каждом отдельном произведении, - эти слова Б. Паумгартнера можно отнести и к многим поздним и к более ранним симфониям Моцарта. Особенно важно то, что симфония у него постоянно корреспондировала с оперным жанром, объясняя ту степень организации и органичной соподчиненности образного целого и частного, которая обладает явной театрально-драматургической природой. В этом - причина широты и многообразия его типов образности и того, что каждый поздний симфонический цикл Моцарта - это принципиально новая концепция. Мы найдем у неге многое, что встретится и у Гайдна, и у Бетховена, и у последующих композиторских поколений. Лирическое, героическое, драматическое, монументальное, бытовые, философское, психологическое настолько тесно переплетаются в его симфониях, что вряд ли они допускают какое-либо однозначное содержательное определение. Тем самым Моцарт как бы дал альтернативу исторического развития жанра. Замечание Б. Асафьева, что "симфонизм Гайдна больше мироощущение, чем мировоззрение" может служить ключом к пониманию творчества композитора. Сила непосредственного воздействия жизни, причем ее будничных, бытовых сторон, заметно определяет творческий облик Гайдна, объясняя у него и большую опосредованность связей с оперой и сознательное самоограничение народно-жанровой тематикой. Это отнюдь не означает приниженности, однообразия илиодноплановости симфоний Гайдна. Напротив, именно такое самоограничение позволило Гайдну локализовать свое внимание на развитии отдельных имманентных сторон музыкального (в частности, сонатного) формообразования - внутренней процессуальности развития образов. Танцевальная жанровая основа тематизма, метод мотивной разработки, принципы монотематизма и производного контраста, - все это способствовало созданию логично взаимосвязанной линии развития, свидетельствуя о внимательности, тщательном отношении композитора к моменту движения образа, о наметившейся у него тенденции выделить его единую нить через отправные, опорные и результативные точки. Сохраняя избранный им круг образов, не выходя за его пределы, Гайдн, остается в них абсолютно свободным, раздвигая их до нескончаемого многообразия, и достигает в этом подлинных высот. Поиск возвышенного в обыденной реальности возводится им в художественный принцип, удачно определенный Т. Ливановой; "Обобщая образы и широко развивая их в симфоническом стиле, Гайдн поднимает простое, здоровое до своеобразной философии жизни...". Разработка внутренних ресурсов сонатно-симфонического развития, объективно подготовившая творческие достижения Бетховена, - пожалуй, в этом исторический смысл его деяний.

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: