Парижские редакции "Орфея"

В парижских редакциях ярко выражено стремление, к индивидуализации речитатива. Он стал, с одной стороны, менее многословным, более сдержанным и определенным позвуковысотному контуру, более разнообразный ритмически; с другой - более напряженным и выразительным по драматической насыщенности интонации и даже более мелодичным - при всей своей декламационной отточенности. Тенденция к индивидуализации речитатива проявилась и в ритмических изменениях идентичных во всем остальном моментов (сравним, к примеру, два фрагмента - пунктирный ритм и паузы делают реплику Орфея во втором примере более экспрессивной и динамичной); и в преодоления интонационной формальности итальянского речитатива. Традиционные формулы Глюк ставит в необычный для их восприятия контекст. Пожалуй, наиболее показательная черта речитативного стиля парижских редакций "Орфея", и "Альцесты" - усиление мелодического качала. В венских редакциях обеих опер драматическое напряжение в ключевых сценах достигалось значительным (даже по сравнению с итальянским речитативом - усилением декламационного пафоса, экспрессии интонаций речитатива во французских редакциях, напротив, в подобных сценах в речитатив активно проникают мелодические элементы. Сравним с этой точки зрения эпизод встречи.

Альцесты и Адаета: во французской редакции реплики героев мелодически оформлены, в итальянской - речитативно нейтральны. Подобные примеры в изобилии можно найти в "Орфее", где часто мелодически выделяется ключевая фраза или особо значимое слово.

Таким образом, очевидно то большое значение, которое Глюк придавал индивидуализации речитатива, его чисто музыкальному решению, стиранию резкой грани между ним и арией в противовес итальянскому речитативу.. НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ. Сравнение двух редакций первых реформаторских опер позволяет выявить в них ряд принципиальных отличий. Редактирование Глюком опер в Парике не было вызвано исключительно практической целью - приспособить оперы к французской сцене. Вторые редакции "Орфея" и "Альцесты" органично вписались в ряд опер 70-х годов и отразили тенденции этого периода творчества композитора, что дает основание определить реформу Глюка как единый, динамичный процесс.

Можно смело утверждать, что реформа итальянской оперы не была осуществлена в Вене полностью и окончательно, как принято считать; многое из того, что тогда было лишь намечено и опробовано, только в Парике получило цельное и законченное выражение. Таким образом, развитие глюковского творчества не вмещается в рамки привычного, устоявшегося представления о нем. При осмыслении проблем реформы Глюка в курсах музыкальной литературы в училище и истории музыки в вузе необходим большая научная точность и достоверность, отвечающая сегодняшнему уровню музыкознания.

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: